Демография в стране

Позитивные демографические тренды последних лет — рост рождаемости детей в зрелых возрастах и снижение неестественной смертности — остановили «вырождение» России и привели к увеличению ожидаемой продолжительности жизни.
Росстат подвел предварительные демографические итоги года, и они в целом продолжают тенденции, обозначившиеся примерно с 2005 года. Численность населения России почти стабилизировалась начиная с 2008 года. Естественная убыль в прошлом году сократилась до 241,4 тыс. человек против прошлогодних 248,8 тыс.
На две трети эта убыль компенсирована миграционным приростом (подчеркнем: это не временные трудовые мигранты, речь идет о прибывающих на постоянное жительство).

Ожидаемая продолжительность жизни мужчин за последние пять лет выросла как раз почти на эти пять лет, вплотную приблизившись к «золотому» советскому уровню начала 1960-х годов, то есть еще до массового спивания, — немногим менее 64 лет. Это горожане, а селяне пока подошли только к уровню начала 1970-х, но все равно для них это прогресс. Абсолютным рекордом предстоящей длительности мужской жизни — почти 65 лет — Россия обязана «сухой» эпохе Горбачева. А вот женщины, увеличившие за последние четыре года среднюю длительность жизни на 2,3 года, перекрыли уже и горбачевские рекорды конца 1980-х и практически вышли на вполне «цивилизованные» 75 лет.

Сразу поясним, что из 60-летней предстоящей продолжительности жизни мужчин не вытекает, что дожить до пенсии удается лишь случайно редким счастливцам. Вполне благополучно доживают до нее двое мужчин из трех, а дожив, живут на пенсии еще в среднем 13 лет (женщины — 23 года). Представление о том, что более короткая мужская жизнь связана с разными излишествами и повышенной смертностью в цветущем возрасте, тоже не подтверждается. Разрыв между вероятностями умереть в предстоящие пять лет между женщинами и мужчинами становится по-настоящему заметен после 45 и достигает максимума в возрасте 70–74 лет. Из этого возраста через четыре года останутся примерно четыре женщины из пяти, и двое мужчин из трех. Проще говоря, у женщин не дольше жизнь — у них длиннее старость. И причина здесь скорее всего физиологическая, а не какая-то повышенная брутальность мужчин в нежном возрасте.

Есть и некоторые негативные следствия перелома в демографических тенденциях. В частности, последние пару-тройку лет заметно угас вклад демографического фактора в улучшение обеспеченности населения жильем . Еще в начале 2000-х вклад демографии (попросту убывания населения страны) в рост обеспеченности жильем был весьма значительным. Скажем, в 2003 году на долю демографии пришлась ровно половина от того прироста жилья, что дало строительство.

Снижение неестественной смертности

Что же привело к росту продолжительности жизни? Резкое падение смертности в последние годы пришлось на три «неестественные» статьи: смерть от случайных отравлений алкоголем, самоубийства и убийства. В самое последнее время сюда добавилось сокращение числа смертей в результате ДТП. В 2010 году смертность от каждой из этих четырех причин снизилась еще на 12–15%.

Мы видим практически двукратное снижение смертности от неумеренных возлияний и от душегубства после 2005 года. Суицид менее подвержен сиюминутным веяниям, и тут понижательный тренд: от четырех наложивших на себя руки на каждые 10 тыс. граждан к двум с половиной. Можно также обратить внимание, что 1990-е по числу насильственных и прочих неестественных смертей не так уж сильно превосходили мирные 2000-е. А кризис 1998 года и вовсе отвлек народ от этих дел: видимо, когда приходится как-то выживать на 70 долларов среднемесячной зарплаты и 25 — пенсии, как это было тогда, становится не до суицида.

Классик сильно заблуждался, уверяя, что «их (убийц) там (в Магадане) не больше, чем в Москве». Больше. Даже на пике «криминального беспредела» в 1994 году Москва не дотягивала до среднероссийского показателя убийств на 100 тыс. жителей, не говоря уже о несопоставимо меньшем относительном числе смертей от перепоя. Нулевые же годы в столице вообще выдались мирные, а сегодня удельное число насильственных и добровольных смертей тут, можно сказать, почти на порядок меньше российских пиков.

При общей тенденции снижения в последние годы число убийств растет по мере продвижения с юга на северо-восток. Но это и не удивительно — существующие на юге обычаи, не позволяющие рассчитывать в случае чего на «отмазки» и условные сроки, вырабатывают в людях сдержанность. Скажем, в Чечне на 100 тыс. жителей в 2009 году пришлось менее одного убийства (будем надеяться, что это был не работник ЗАГСа, с уходом которого фиксировать дальнейшие подобные смерти стало некому), что в 20–25 раз ниже соответствующих показателей в Еврейской АО или Магаданской области. Самоубийства на юге также практически не регистрируются, в отличие от упомянутых суровых дальневосточных регионов, где с ними перебор даже по российским меркам.

ХХ век: хорош для бабы и коровы, плох для коня и мужика

Используя данные исторической демографической статистики*, мы построили повозрастные кривые предстоящей продолжительности жизни в каждом году, начиная с 1927-го. Они позволяют выделить такие факторы, влиявшие на интегральный показатель ожидаемой продолжительности жизни при рождении, как изменение детской смертности, а также смертности в зрелом возрасте. Пользуясь этим инструментарием, можно также оценить сравнительные потери (в виде числа лет, на которые сокращалась средняя продолжительность жизни относительно исходного состояния) в результате четырех демографических шоков, которые пережило население страны в этот период: коллективизация, «большой террор», Великая Отечественная война и переход к рынку. Для этого на графике 3 построены 3 кривые: 1932, 1936 и 1941 годов. Их выбор объясняется тем, что следующее пятилетие в каждом случае покрывает основные последствия соответствующей демографической катастрофы, и изменение повозрастных коэффициентов смертности по сравнению с базовыми (за 1927–1931 годы) может быть отнесено на последствия этих катастроф.

Прежде всего видим, что значительный прирост ожидаемой продолжительности жизни по сравнению с 1927 годом произошел во многом за счет снижения детской смертности. Вероятность умереть в детстве в 1927-м и в любом из годов последующего десятилетия столь велика, что оставшаяся продолжительность для жизни новорожденного и десятилетнего почти не различаются.

Радикальные изменения в детской смертности видим в послевоенные годы. Уже кривые ожидаемой продолжительности жизни для 1951–1954 годов имеют вполне современный вид, без «загиба» в начале жизненного пути. И это при том, что к 1951–1952 годам уровень жизни населения в среднем так и не дотянул до дореволюционного? Похоже, все объясняется проще. Во-первых, женщина стала меньше рожать. Если в 1927 году видим 6,73 родов, приходящихся на одну женщину, и еще в 1940-м — 4,26, то уже в 1946-м — 2,7–2,8. И такой эта цифра остается все последующие годы до 1959-го.

Из-за больших потерь репродуктивного мужского населения в войну мужчин на всех не хватает. Типичная женщина конца 1940-х — начала 1950-х это мать-одиночка, и тут уж не до многодетности. Малодетность способствует и другому отношению к детям, ну а потом она постепенно входит в привычку, и рожать меньше 4–6 детей, даже если и есть муж, уже не считается чем-то ненормальным, как это было до войны.

Во-вторых, женщина перебирается в город. После войны, с нехваткой мужских рабочих рук, с этим стало полегче, а восьмичасовой рабочий день на фабрике ни по протяженности, ни по физическим нагрузкам несопоставим с трудом сельской женщины в поле и дома.

Если мужчина в деревне и в городе живет в конце 1920-х примерно одни и те же 40 лет, то продолжительность жизни женщины на селе заметно меньше, чем у горожанки. Таким образом, как бы цинично это ни звучало, война, уменьшившая мужское население, стала причиной сокращения детской смертности и резкого роста ожидаемой продолжительности жизни в послевоенные годы.

Беда не в том, что Россия много пьет, а в том, что низкие доходы позволяют большинству россиян пить в основном всякую бурду, да еще и не закусывая как следует

Побочные плоды заботы партии о народе

Сравнивая кривые продолжительности предстоящей жизни 1954 и 2004 годов,  видим, что пути мужчин и женщин на этом 50-летнем отрезке решительно разошлись. Продолжительность жизни женщины не очень быстро, но растет. Причем это происходит практически равномерно за счет снижения смертности во всех молодых возрастах, вплоть до сорокалетнего. С мужчинами все иначе. Если общая продолжительность жизни при рождении чуть-чуть выросла за 50–55 лет по сравнению с послевоенным периодом, то исключительно за счет продолжавшегося снижения смертности в юных, непьющих возрастах до 15 лет. В более зрелых возрастах предстоящая продолжительность жизни снижается, а начиная с 45-летнего возраста она и вовсе уступает аж 1927 году. Пик продолжительности жизни — 1962 год, после которого до 2000-го в целом только вниз. Лишь какой-то разворот, произошедший где-то в районе 2003–2004 годов, меняет направление тренда. Падает смертность от неестественных причин, и длина предстоящего жизненного пути мужчины в 2009 году снова такая же, как в 1962-м.

Причину можно поискать в той отчетливо выраженной социальной направленности, которую приобретает политика советского государства с приходом к власти Брежнева. Не слишком заморачиваясь инновациями и модернизациями, он на протяжении своего правления в сущности решает лишь две простые задачи: чтобы советский человек был сыт и чтобы никакие супостаты не смели приблизиться к границам вверенной ему территории. И надо сказать, решает успешно. Восьмая пятилетка (1996–1970) — лучшая в советской истории по большинству показателей: зарплата городского рабочего за время правления Леонида Ильича растет вдвое, сельского — втрое, с середины 1960-х стали платить пенсии колхозникам. При этом цены на продукты остаются постоянными, на водку — почти постоянными. Причем если продовольствие понемногу уходит из свободной продажи, то спиртное там есть всегда.

Если в 1960-м на зарплату рабочий мог купить 31 бутылку водки по 2,87 рубля, а сельский труженик — 18 бутылок, то к 1985 году эти количества возрастают до 51 и 43 бутылок по тогдашней цене 4,12. (В рыночное время прогресс пошел еще дальше, и теперь на среднюю зарплату 21,5 тыс. рублей можно приобрести 215 бутылок 100-рублевого пойла.) До начала 1960-х советский человек был нищ как церковная крыса, и по этой причине в 1960 году потреблял лишь 3,9 литра абсолютного алкоголя на душу против французских 19,1 литра на тот же год. Реализовав программу подъема благосостояния, Брежнев довел эту цифру до 8,7 литра к 1980 году. И на этом социалистический эксперимент завершился, уперся, так сказать, в пределы роста: почувствовав себя сытым, защищенным и никому ничем не обязанным, обитатель столь комфортного социума стал напиваться как свинья, с соответствующими последствиями для кривой продолжительности предстоящей жизни.

Рубцы от колесницы истории

Кривые оставшейся продолжительности жизни для разных поколений дают возможность посмотреть на «демографическую цену» социально-экономических трансформаций, которым подвергалась Россия в 30–40-е и 90-е годы прошлого столетия, а также на то, какие поколения эту цену в основном заплатили.

По критерию потерь предстоящей продолжительности жизни, вызванных шоком, и для мужчин, и для женщин на первом месте оказывается война — 26,7 года, потерянных для мужчин, и 8,7 — для женщин. Коллективизация стоила потери 6,1 года предстоящей жизни для женщин и 8,4 года для мужчин. Замыкают четверку сталинские репрессии: интенсивность потерь для мужчин в пятилетие после 1936 года соответствует 1,7 года непрожитой жизни. Для сравнения: потери в виде недожитой жизни, связанные с переходом к рынку, примерно вдвое интенсивнее «большого террора». Продолжительность предстоящей жизни мужчины в 2000-м примерно на 3,9 года меньше, чем в 1990-м.

Иначе для женщин. Потери продолжительности жизни женщин, связанные с «рыночной трансформацией», невелики, и пришлись они в основном на период банковского кризиса 1998 года. Наконец, «большой террор», напротив, совпал по времени с заметным улучшением демографической ситуации для женщин. По-видимому, из-за уменьшения числа родов, приходящихся на одну женщину, несколько снижается женская смертность в детородных возрастах. Во всяком случае, 1937–1939 годы становятся годами максимального естественного прироста населения в 1930–1940-х годах. В дальнейшем такие показатели будут повторены только в период беби-бума 1950-х.

Любопытно отметить также, на какие возрасты пришлись главные потери продолжительности жизни в этих четырех потрясениях. Во-первых, вопреки распространенному мнению об особо пострадавших от войны поколениях (например, где-то доводилось слышать цифру, что на 100 родившихся в 1922–1923 годах пришлось чуть ли не трое выживших), видим, что военный «демографический налог» оказался примерно одинаковым на все призывные поколения, которым было на начало 1941-го от 15 до 44 лет. От каждых 100 мужчин этих возрастов в 1941 году до 1946-го дожило 60 или чуть больше.

Во-вторых, основной целевой группой, уничтоженной «большим террором» 1937–1938 годов, стали люди сравнительно пожилого возраста — от 40 лет и старше, с максимумом дополнительной смертности, пришедшейся на возрасты от 65 до 75 лет (последнее, возможно, статистический артефакт — отчетливый рост смертности в пожилых возрастах виден во все 1930-е годы, включая и незацепленные «большим террором», впрочем, там была еще «чуть менее большая» кулацкая операция 1930 года). По-видимому, имелись основания именно людей этой возрастной группы относить к неисправимым, репрессируемым «по первой категории», для которой допускалось применение расстрела (к тому же они представляли меньшую ценность как потенциальные работники, хотя это, учитывая деградацию системы ГУЛАГов в годы «большого террора», могло не иметь решающего значения).

В-третьих, во время трансформации 1990-х добавочная смертность пришлась не на пенсионеров («от голода», как иногда принято сочинять в полемическом задоре), а на поколения в возрасте 20–34 лет. Причины этого достаточно понятны: рост смертности в результате убийств, травматизма, связанного с интенсивной автомобилизацией, войной на Кавказе и т. п. Для пенсионеров, напротив, наблюдалось уменьшение показателей повозрастной смертности в возрастах старше 65. Именно с перемещением добавочной смертности в молодежные возрасты связано то, что суммарные потери продолжительности жизни от «перехода к рынку» выглядят вдвое выше, чем от сталинских репрессий, поскольку при одном и том же физическом числе смертей в данном случае намного больше длина недожитой жизни, приходящейся на одного погибшего.

Не сколько выпить, а чего и с чем

Попробуем разобраться теперь с алкогольной чумой, которая резко взрастила мужскую смертность русских после 1965 года. Мы проанализировали данные ООН о предстоящей продолжительности жизни мужчин и женщин в разных странах и сопоставили ее с данными Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о потреблении алкоголя.  Россия, конечно, и тут отличается лица необщим выраженьем, довольно далеко отрываясь от тренда вниз (то есть характеризуется существенно меньшей ожидаемой продолжительностью мужской жизни по сравнению со странами, население которых столь же склонно к возлияниям). Но общая зависимость, возможно, с ходу покажется кому-то неожиданной. А именно гипотеза об отрицательной зависимости продолжительности жизни и уровне потребления алкоголя не подтверждается. Рассуждая формально, наш анализ свидетельствует скорее об обратном: дополнительный литр чистого спирта, выпитый в стране за год, по линейному тренду удлиняет жизнь мужчин на год, а женщин — на полтора. Правда, если присмотреться повнимательнее, то видно, что зависимость скорее описывается параболой с максимумом в районе умеренно пьющих Японии, Австралии и Канады. А в основательно поддающей Западной Европе (по потреблению чистого алкоголя на душу лишь чуть меньше нас, правда, в расчете на одного пьющего все же заметно поменьше, поскольку пьянством там охвачен больший процент населения) жизнь уже чуть короче.

Что касается России, то дело здесь, кажется, не просто в том, что она много пьет, а в том, что она пьет «не по чину» много. Низкие доходы позволяют большинству россиян пить в основном всякую бурду, да еще, в отличие от французов и немцев, не закусывая как следует. В общем, бедной стране все же лучше в этом деле проявлять сдержанность.

Есть еще один индикатор. ВОЗ рассчитывает для разных стран вклад фактора алкоголизации в количество лет жизни, потерянных из-за плохого состояния здоровья, инвалидности или преждевременной смерти. На просторах бывшего СССР сегодня этот показатель максимальный в мире — от 10 до 14%.

Сначала жилье, потом ребенок

Пришло время взглянуть и на другой конец жизненного цикла — рождаемость. Действительно, резкое падение рождаемости, наблюдавшееся с двумя паузами вплоть до 2000 года, стало одной из причин шокирующей депопуляции в России 1990-х, дополнившей рост смертности.

В дальнейшем коэффициент рождаемости рос, в 2009-м в первый и последний раз был зафиксирован прирост населения России (правда, миграционный, но в 2010-м и в последующие годы его снова не будет). Весьма популярное объяснение причин роста рождаемости в последние годы структурное, например, «сейчас, во второй половине нулевых, рожает последнее поколение перед распадом СССР. В начале 1990-х был сильный демографический провал, девочек мало, вот и получим провал рождаемости в первой половине 2010-х». Действительно, волнообразность нашей ПВ-пирамиды в детородном возрасте из-за войн и иных демографических шоков общеизвестна. С годами она размывается, и, скажем, коллективизационный провал сейчас уже незаметен, а через десять лет почти незаметна будет, стершись из демографической памяти, война.

Однако процессы, вызывавшие изменение коэффициента рождаемости, сложнее. С переходом к рынку произошел и своего рода «демографический переход» (общепринятое значение этого термина — иное, но мне кажется уместным употребить его и здесь). В неопределенной ситуации 1990–1992 годов женщины всех фертильных возрастов (не считая «залетных» 15–19-летних, которым на все еще наплевать) проявили сдержанность, а затем началось интересное — отодвигание возраста, в котором происходит деторождение. Иными словами, новый хозяйственный уклад удлинил период подготовки к деторождению — то ли добавив время на почти обязательное теперь высшее образование, то ли повысив требования к условиям, при которых женщина считает возможным заводить ребенка (скажем, в советское время ребенок позволял встать на учет по получению квартиры, теперь последовательность «жилье — ребенок» скорее обратная). И этот переходный процесс, пришедшийся на 1990-е годы, стал главной причиной падения рождаемости.

Структурный же фактор — вступление в детородный возраст более многочисленных поколений девушек рождения 1970-х и затем особенно 1980-х, напротив, с 1994-го по 2007 год увеличивал рождаемость. Затем он поменял знак, но с 2007 года бурю эмоций, особенно в старших детородных возрастах, вызвало введение «материнского капитала». В 2010-х фактор падения рождаемости в 1990-х, конечно, отзовется структурным эхом. Но не так сильно, как можно предполагать: плодовитость размазалась по более широкому спектру детородных возрастов и не концентрируется в группе 20–24, как было в советское время.

Источник  http://expert.ru/expert/2011/10/zhiv-kurilka/


Понравилась статья? Проголосуй! Совсем плохоПлохоНиче такХорошоСупер
Загрузка...

 

Вы можете оставить комментарий внизу страницы. Пинги запрещены.


комментариев 11 к “Демография в стране”

  1. Magnezia:

    Раньше рожали, потому что так надо было. Для Настоящей семьи. А сейчас сплошь и рядом слышу, что ради материнского капитала. :evil: Улучшать жизнь свою таким образом-это кошмар. ИМХО. И это позор государству!

  2. Bagira:

    Ой, да ерунда это, что ради мат.капитала! Выносить, родить, три года прокормить, растить, ночи не спать и УЖЕ тратить на ребенка деньги… да и вообще! Ради сертификата? Да сейчас на вторые роды мало кто решается! И гарантий нет, что завтра этот мат.капитал не отменят. Я родила второго малыша для себя и семьи, и было б смешно слышать, что этот Подвиг был ради призрачных денег. Честно.
    И как 300 тыс. могут жизнь улучшить? Кв. и машину не купишь :mrgreen:

  3. Zlato:

    Bagira, просто ты очень хорошая мама!
    А я видела сибирские деревни, где ни работы у людей, ни денег, сплошная пьянка с самого утра, ходят, качаясь, от дома к дому … и куча детей в каждой семье! Неумытых, полуголодных, полураздетых… :evil: Те мамки и не скрывали, что живут на детские пособия! А какие они были в 90-е годы? Да никакие! Но и этого им достаточно было, чтобы рожать! И вообще, я тогда была потрясена тем, как нация вырождается :evil: Это страшно!!!

  4. Magnezia:

    Zlato, какие ты ужасы описываешь!!! :evil: Но почему государство не спасает деревню? А еще гордятся, что вся русская духовность — в глубинке :evil: И в чем эта духовность? Когда все тонет в самогоне… Так за 340 тысяч они теперь еще больше рожать будут!

  5. Zlato:

    Подведены первые итоги переписи 2010 года. Население за последние 8 лет сократилось на 2,2 млн человек. Женщин сейчас на 10 млн больше, чем мужчин :cry: Это очень печальная статистика(( Ничего не удалось сделать нашим правителям, чтобы изменить тенденцию к сокращению населения :evil: А это, между прочим, очень яркий показатель того, для людей ли вся эта политика… Как видим, нет! :twisted:

  6. Malvina:

    Нация вымирает :cry: Я думаю, меньше надо бухать, власти меньше воровать, больше всем работать. А про то, что рожают РАДИ мат капитала — это бред. Полнейший бред. Даже хорошие мамы его могут не получить…

  7. Malvina:

    Как вы думаете, может такой большой стране нужна не «демократия», к-я у нас сейчас , а социализм? Ведь как можно говорить о том, что государство нам помогает, когда ребенок только рождается — ты платишь за роды, потом платишь за детсад, потом в школе взносы и учебники сам своему ребенку покупаешь, потом оплачиваешь тот же техникум или университет… Где государство помогает??? На старость ты сам , работая всю жизнь себе зарабатываешь, причем они еще и возраст хотят пенсионный поднять (ну , чтобы поменьше до него доживало), даже когда умрешь деньги на обряд твоего упокоения если не из твоих заложенных под матрац денег, так из денег твоих детей или внуков в лучшем случае.

  8. Zlato:

    Malvina, ты поднимаешь очень серьезный вопрос! И справедливо все говоришь! А умные люди и не считают, что у нас в стране демократия. Это надо как-то по-другому назвать… Люди потому и умирают раньше времени, что жизнь тяжелая, стрессовая, всю жизнь бьются, как рыба о лед, а толку мало :sad:

  9. Malvina:

    ГРЕБАНАЯ СТРАНА!!! Извините за крик ! Но по -другому и не сказать!!! А что у нас в стране ??? И не демократия, и вроде бы не анархия… И не социализм! Что???

  10. Zlato:

    Давай перенесем «крик души» в форум, создай там тему

  11. Bagira:

    Так-с, девочки. Не надо криков. Дальнейшие беседы о стране перенесутся на форум — если Кулибин позволит, там поговорим. Здесь речь не о полит.строе всё же.

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.